Отказ от них обходится промышленности в миллионы рублей и занимает годы.

Предложение Минэнерго РФ о введении с 2020 года платы за резерв сетевой мощности приведет к резкому росту финансовой нагрузки на энергопотребителей и сокращению электропотребления из Единой энергосистемы России. По мнению рабочей группы ФАС по вопросам тарифного регулирования в сфере электроэнергетики, чтобы просчитать все риски, инициативу необходимо сначала опробовать в нескольких пилотных проектах.

Минэнерго подготовило проект постановления правительства о поэтапном введении платы за резерв сетевой мощности со следующего года. Согласно документу, энергопотребителей обяжут оплачивать зарезервированные в сетях, но неиспользуемые мощности. Доля оплачиваемого резерва в объеме услуг по передаче электроэнергии будет расти постепенно – от 5% до 60% с 2020 года по 2025 год.

На прошедшей 14 ноября дискуссии большинство выступавших, включая представителя ФАС, сошлись на том, что любые новые концепции необходимо предварительно обкатать на пилотных проектах, чтобы на практике посмотреть, как они работают и какой будет реакция бизнеса на эти инициативы. Жестче всего выступили в ассоциации "Сообщество потребителей энергии": там предлагают вообще отказаться от этой идеи и вместо нее утвердить целевые ориентиры сокращения перекрестного субсидирования с ежегодным темпом не менее 15%. В противном случае совокупные потери экономики от введения платы за резерв составят 507 млрд руб., общий объем несовершенных инвестиций в основной капитал – 163,3 млрд руб., при этом тарифы для потребителей снижаться не будут, зато выручка "Россетей" может вырасти на 40%. Кроме того, обособленного сетевого резерва, как правило, физически не существует, это "бумажная" величина – подавляющее большинство питающих центров, к которым подключены крупнейшие потребители, открыты для новых подключений.

Эксперты ВШЭ также обратили внимание на факторы риска. По их мнению, ряд потребителей может оказаться в тисках между отраслевыми техническими требованиями и регламентами (от выполнения которых они не могут отказаться) и правилами учета резерва в целях его оплаты. Кроме того, в случае снижения потребителями максимальной мощности от них в ряде случаев потребуются зачастую дорогостоящие технические мероприятия: замена коммутационного и трансформаторного оборудования, настройка релейной защиты, замена приборов учета. Необходим количественный анализ целесообразности новации хотя бы на примере проблемных регионов, настаивают во ВШЭ: "Очевидно, тарифные последствия наступят сразу, а общественные выгоды лишь в отдаленной перспективе. Так происходит со многими благими инициативами в регулировании, в результате чего их приостанавливают, не успевая дождаться положительных результатов", – говорится в презентации ВШЭ.

Представители бизнеса выступили за более тщательную оценку рисков (в заседании рабочей группы ФАС участвовали представители РУСАЛа, НЛМК, СИБУРа, "Мосводоканала" и других компаний). Как показала практика, сокращение резервов может оказаться длительным и дорогостоящим проектом: на одном из предприятий эта работа заняла шесть лет и стоила десятки миллионов рублей, что сравнимо с новым техприсоединением, – другими словами, потребители сохраняют резервы только потому, что отказ от них по нынешним правилам экономически нецелесообразен. Еще одна проблема – депрессивные моногорода, поддерживаемые компаниями в рамках социальных обязательств по сохранению рабочих мест: принуждение к оплате сетевого резерва на таких территориях станет для бизнеса чрезмерным обременением, он будет вынужден оттуда уйти, поэтому социальные затраты лягут на бюджет. Проблему неиспользуемых сетевых резервов нужно решать локально, проектным способом. Если есть сложности с новым подключением к конкретному центру питания, надо заниматься именно им, а не палить из пушки по воробьям, предложили крупные энергопотребители.

Инициатива Минэнерго вызвала опасения и у среднего бизнеса. "Модель критично противоречит Стратегии развития электросетевого комплекса, – говорится в презентации "Деловой России", представляющей интересы среднего предпринимательства. – Создаются прямые стимулы на децентрализацию единой энергосистемы, при этом затраты на обеспечение надежного энергоснабжения будут удваиваться (на стороне потребителя и на стороне энергосистемы)". Потребители, развивающие распределенную генерацию, начнут снижать резервируемую мощность в точке присоединения к ЕЭС до минимальных значений, объединяться в конгломераты с обеспечением взаиморезервирования, устанавливать системы накопления электроэнергии, предупреждают в "Деловой России". В "Сообществе потребителей энергии" подтверждают, что рост финансовой нагрузки ускоряет переход потребителей на собственное энергоснабжение. По предварительной оценке, к 2024 году собственная генерация может составить более 20 ГВт мощностей в энергосистеме.