Крупные потребители, опасаясь роста цен на электроэнергию, придумывают новые способы снижения издержек. В качестве альтернативы рассматривается уход с энергорынка в собственную генерацию.

Крупная промышленность традиционно жалуется на рост цен на электроэнергию, который в последние годы все больше формируется нерыночными факторами. Так, по оценкам "Совета рынка", в 2021 году потребители заплатят за мощность 823 млрд руб., при этом 81% придется на нерыночные надбавки, в основном это оплата строительства ТЭС по договорам на поставку мощности в 2011–2017 годах. Промышленность компенсирует и часть тарифа для населения, так называемое перекрестное субсидирование, только в электросетевом комплексе составляет, по оценке ФАС, 200 млрд руб.

Самую смелую реформу предложил "Русэнергосбыт" - объединить оплату электроэнергии и мощности. По замыслу главы компании Михаила Андронова стоит в качестве эксперимента снижать объем гарантированно оплачиваемой мощности на 10% в год. Но регуляторы предсказуемо против - уход от двухставочной схемы потребует оценки экономических последствий, предупредил начальник регулирования электроэнергетики ФАС Дмитрий Васильев. В стоимость мощности уже включено множество надбавок и долгосрочных обязательств, и неизвестно, как от них избавляться, подчеркивает глава "Совета рынка" Максим Быстров.

Алексей Хохлов из Центра энергетики МШУ "Сколково" считает, что переход оптового рынка на одноставочный тариф лишит генераторов источника дохода на поддержание необходимого уровня мощностей и все равно сохранит компоненты платы за мощность по всем видам ДПМ. Компании критикуют нерыночное образование цены на энергию, но сами часто предлагают нерыночные решения проблемы, замечают опрошенные "Ъ" эксперты. Так, желание "Русала" давать скидки экспортерам может обернуться неожиданными последствиями, рассуждает Владимир Скляр из "ВТБ Капитала", ведь даже некоторые генерирующие компании занимаются экспортом электроэнергии (например, "Интер РАО").

В такой ситуации потребители все больше уходят с энергорынка в собственную генерацию, продолжает господин Хохлов. Так, "Роснефть" 11 октября объявила о наращивании собственной распределенной генерации, начав строительство электростанции на 50 МВт на Ванкорском месторождении. Общая доля распределенной генерации на рынке составляет 10–15 ГВт (до 6% мощности всей энергосистемы), и, по оценке господина Хохлова, на разных стадиях реализации находятся проекты строительства еще около 1 ГВт.

Распределенная генерация становится все более привлекательной и для сбытов. Как показал недавний опрос Ассоциации гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний, 26% из них планируют заняться строительством станций малой мощности, до 25 МВт, для бизнеса, 11% уже имеют такие проекты, а 5% проектируют и поставляют оборудование для небольших промышленных ТЭС. При этом массовый уход потребителей с оптового энергорынка, опасается глава набсовета "Совета производителей энергии" Александра Панина, приведет к росту нагрузки для тех, кто на нем останется.