Правительство РФ может ограничить объемы инвестпрограмм электроэнергетических компаний, чтобы не перекладывать нагрузку на потребителей. Об этом заявил вице-премьер Аркадий Дворкович.

С 2008 года цены на электроэнергию в РФ, в частности для промышленных предприятий, в среднем выросли на 70%. В тарифе на электроэнергию для конечного потребителя затраты на передачу электроэнергии составляют сейчас более 40%. За последние пять лет доля затрат электросетевого комплекса в тарифе значительно выросла. В 2006 году она составляла примерно треть, то есть около 33%.

В электросетевом комплексе РФ затраты на инвестпрограмму составляют почти 70% тарифа и могут достичь к 2017 году 80%. В то же время затраты на строительство подстанций и линий высокого напряжения в России выше, чем в развитых странах.

Совокупный объем профинансированных инвестпрограмм крупнейших электросетевых компаний только за три последних года равен примерно 2% ВВП страны. Основными задачами, которые должны быть решены при реализации инвестпроектов, являются снижение стоимости, сроков строительства объектов, повышение качества и прозрачности производства работ и, как следствие, эффективное расходование средств. Рассмотрим основные составляющие инвестиционного процесса - планирование и реализация инвестиций, а также связанные с ними организационные аспекты.

Более 20% объектов электросетевого хозяйства, строительство которых было учтено в инвестпрограммах, не отображены в документах территориального планирования, утвержденных органами госвласти и местного самоуправления. Сразу возникает вопрос: кому эти электроэнергетические объекты нужны на данных территориях? Ведь именно местные органы власти в первую очередь отвечают за развитие инфраструктуры соответствующих территорий, в том числе определяют потребность в дополнительных мощностях. С этим зачастую связано то, что значительная часть строящихся объектов разной степени готовности и уже профинансированных не имеют вообще разрешения на строительство, без которого законодательством запрещено даже начинать работы.

Соответственно, мощность строящихся объектов может быть не востребована. Более того, отсутствие отображения значительной части объектов инвестпрограмм в документах территориального планирования породило коррупционный рынок услуг по оформлению и продаже земли под электросетевые объекты. Создаются отдельные фирмы, зачастую аффилированные с руководством электроэнергетических компаний, для которых перепродажа земли под указанные объекты стала основной деятельностью. Цена выкупа или аренды участка формируется зачастую произвольно, на условиях лиц, имеющих соответствующие права на эти земли.

Госкомпаниям еще в 2011 году с целью обеспечения прозрачности финансово-хозяйственной деятельности и недопущения конфликта интересов предписывалось начать кампанию по раскрытию информации в отношении всей цепочки собственников подрядных организаций, включая бенефициаров. К сожалению, заложенная в кампании идея не была воплощена. И причин здесь несколько. Почти 30% собственников подрядных организаций в рамках реализации инвестпрограмм крупнейших электросетевых компаний зарегистрированы в иностранных офшорных юрисдикциях. Существенная часть подрядных и субподрядных организаций имеет "номинальных собственников", на отдельных из них зарегистрировано значительное количество юрлиц в разных сферах деятельности.

Между тем для обеспечения прозрачности как раз раскрытие собственников субподрядных организаций необходимо. Поскольку "схемы", ради борьбы с которыми проводилась рассматриваемая кампания, формируются уже давно на базе цепочек субподрядных организаций. Скрыть подобные "схемы" с использованием подрядчика, участвующего в конкурсных процедурах, и раскрывающего там структуру собственности, сложно.

Большая часть инвестпрограмм выполняется подрядчиками, связанными между собой корпоративными инструментами или через аффилированных лиц. Как правило, на этапе реализации конкретного договора инвестпрограммы в цепочке проектная организация - организация, выполняющая работы по подготовке рабочей документации, - генподрядчик - субподрядчик участвуют аффилированные лица, что негативно влияет на конкурентные отношения, рыночные механизмы ценообразования. В итоге значительно завышается стоимость этих проектов.

Следует поднять вопрос о целесообразности и юридической возможности запрета на привлечение госкомпаниями не только подрядных, но и субподрядных организаций поставщиков и т.д., собственники которых зарегистрированы либо имеют конечного бенефициара в офшорных зонах.

Кроме того, значительное место в инвестпроцессах отдельных сетевых компаний занимают управленческие решения, основанные на субъективном усмотрении или использовании оценочных критериев, создающих потенциально коррупционные риски. Это касается решений, связанных с претензионно-исковой работой с подрядчиками и формированием стоимости закупаемого оборудования, в первую очередь импортного. В общем объеме поставок оборудования в рамках реализации инвестпрограмм импортное оборудование может составлять около 50%, при общей доле оборудования стоимости инвестпрограмм примерно в 40%. Сложилась практика, когда нормы договоров, предусматривающие формирование цены на импортное оборудование, не выполняются, а в большинстве случаев это оборудование принимается на основании управленческих решений, в частности, крупнейшей сетевой компании, на условиях поставщиков. Тем самым не только необоснованно завышаются инвестиционные затраты, но и нарушаются нормы конкурсных процедур по выбору победителя, что ущемляет права иных участников процедур.

Можно оценить последствия устранения неэффективных управленческих решений, влекущих необоснованные затраты, в виде экономии средств в размере до 40% ежегодно. Это существенно снизит тариф на электроэнергию для конечного потребителя.

Источник: Российская Газета